Дайте ребенку право выбирать самому | Пластины КФС Кольцова от Центр Регион

Дайте ребенку право выбирать самому

Ребенок – это  Божественное творение. По сути, каждый из Вас – это рука Творца, которую он  протягивает к ребенку в виде Ваших глаз, Ваших чувств, Ваших вопросов и ответов. Если у ребенка не родятся вопросы, в Вас не родятся ответы. Станьте восприимчивыми, понизьте свою амбициозность, прислушайтесь к ребенку, и перед Вами откроется кладезь возможностей.

Родителям надо научиться толерантности, учиться видеть в детях свою возможность. Мы можем порадоваться, найдя стодолларовую бумажку, еще не зная, что нам туда вложили, но когда Природа дает нам целого Человека – Человечище, – мы можем пренебречь. Представляете цену ЧЕЛОВЕКА? Он, по сути, бесценен. А если неуправляемый ребенок что делать?

Мы целого Человека можем упустить. Представьте себе, что стоит вырастить Человека. Мы привязываемся, мы связываем свои надежды, свои мечты, фантазии, представления, свою нереализованность с детьми. Мы хотели чего-то достичь в жизни, но не смогли. Поэтому я дорожу чем-то, кем-то, кто является компенсаторным механизмом, то есть может компенсировать то, чего я не достиг, не смог, в чем я ограничен. Если я хромаю, то знаете, как мой сын бегать будет! И такой родитель начинает нагибать и нагибать ребенка, пока не сломает его или пока тот не сбежит с родительского дома. У нас занимается один мужчина, которому сын однажды сказал: «Когда МОЙ сын вырастет, он с тобой разберется!» Родители недоумевают, что, советуя детям, куда поступить, кем стать, коверкают их жизнь, уводят с истинного пути, уводят от самих себя. Родители пытаются научить своих детей тому, к чему стремились, но не сумели познать сами. Они стремятся продлиться в детях, тем самым, отбирая их свободу. В энергопаре Родитель – Ребенок первый нарабатывает умение отпускать, направлять, не подавляя, а  второй обучается отстаивать свое право на выбор жизненных ориентиров, уважая родителей. Это главные принципы духовного воспитания.

«В молодости моя Мама, – пишет в своей работе ученица оздоровительной группы, – работала на стрелке: было такое время, когда стрелки на железнодорожных линиях переводились не автоматически, как сейчас, а вручную. Она была совсем молоденькой девушкой, окончившей железнодорожное училище, а работать приходилось и в субботу, и в воскресенье – согласно графика. Работа не из легких: дождь, снег, жара, ты же целыми днями на путях, кругом мазут, солярка, а по выходным в местном клубе танцы, кино. Вот ей и приходилось брать с собой на работу нарядное платье, туфли, чтобы, не заходя домой – дорога-то длинная, – переодеться и попасть на праздник жизни. Подсознательно Мама тогда завидовала тем девушкам, которые работали «в приличных местах», которым не надо было тащить в клуб за собой сумку с рабочими вещами. И вот, когда передо мной предстал вопрос выбора после окончания восьмого класса – идти в девятый или поступать в техникум, – она настояла на моем поступлении в фармацевтическое училище. Мотивы были обоснованы: чисто, сухо, тепло, два выходных, нет ночных смен, что еще лучше можно придумать для девочки?

У меня были иные планы. Меня влекла непредсказуемость, мне была интересна исследовательская деятельность, работа с людьми, служение людям в любые временные и погодные условия. Мечталось стать юристом, чтобы защищать, оправдывать, освобождать. Помню себя двенадцати – тринадцатилетней девчушкой, второпях бежавшей домой после школы. Пока родители были на работе, я набрасывалась на газету «Известия», где тогда печатался проект новой Конституции. Все опубликованные там статьи наизусть выучивала, а затем садилась перед зеркалом, глядела в него, как в кинокамеру, и обыгрывала диалог на тему «Человек и Закон», отвечала на себе же заданные вопросы, руководствуясь статьями.

Однако юристом стать не пришлось.

– Что ты, – запугивала меня Мама, – это очень опасная, особенно для женщины, профессия. За следователями охотятся преступники, сколько известно таких случаев убийств, покушений, совершенных только за то, что адвокаты правду на суде говорят, защищают своих подопечных. И юристом я не стала – стала фармацевтом, каждый день общающимся с пестиком, ступкой, штанглассами, лекарственными препаратами. Такой жизни хватило ненадолго, и в 24 года я поступаю в университет, на этот раз твердо решив стать журналистом. В каждом из нас живет внутренний ребенок, прислушивайтесь к его голосу, он знает счастливый путь.

– Что ты, –  говорила мне Мама, страшась, что после третьего курса я действительно могу привести задуманное в исполнение, а к тому времени я сотрудничала с редакцией многотиражки на тракторном заводе имени Малышева. – Посмотри только, как сегодня расправляются с журналистами, посмевшими обнажить правду о правительстве, о том, что творится там, на верхушке! Сколько их не вернулось с Чечни, какова доля Георгия Гонгадзе? Так это же мужчины, а ты все-таки женщина. Женское ли это дело: командировки, спешка, напряженка.

И журналистом я тоже не стала, сломалась, прогнулась под маминой волей. Сегодня, будучи зрелой женщиной, слушаюсь  только себя, ни к кому не обращаюсь за советом и помощью, и детям своим ничего не советую: пускай сами, самостоятельно делают свой жизненный выбор». Так как воспитывать ребенка? Постарайтесь его заинтересовать тем, что на Ваш взгляд является важным в данный момент. Если это не работает, постарайтесь найти интересные для ребенка темы, увлечения, но помните, что не одно насильственное действие за всю историю человечества ни привело, ни к чему хорошему.